Председатель профкома профсоюза «Южноуральский Локомотив» обратился с иском в суд к ОАО «РЖД» по факту нарушения трудовых прав при оплате в выходные и праздничные дни

11 ноября 2021

Машинист электровоза Евгений Чебученин, как председатель профкома профсоюза «Южноуральский Локомотив» (МПРНПП СОЦПРОФ) обратился с иском к ОАО «РЖД» (локомотивное депо Карталы Южной Уральской железной дороги) в суд г. Магнитогорска в интересах помощника машиниста электровоза Могутнова Александра для восстановления нарушенных трудовых прав при работе в выходные и праздничные дни.

26.05.2021 суд исковые требования профсоюза удовлетворил.

Однако, юристы «РЖД» подали апелляционную жалобу на указанное решение суда с целью признания решения незаконным и подлежащим отмене, ввиду: «нарушения норм материального и процессуального права; не учтено, что за все спорные часы в одинарном размере заработная плата истцу была выплачена;  истец трижды не явился в судебное заседание; суд в решении ссылается на характер нравственных страданий истца и его индивидуальные особенности, однако, в материалах дела отсутствуют доказательства этих обстоятельств; иск удовлетворен частично, а сумма компенсации морального вреда – в полном объеме, что свидетельствует о нарушении принципа разумности и справедливости, также судом не учтена соразмерность допущенного нарушения прав размеру компенсации».

«Южноуральский Локомотив» с МПРНПП составили в судебную коллегию Возражение.

Судебная коллегия по гражданским делам Челябинского областного суда, проверив материалы дела не нашла в них оснований для отмены решения суда, и лишь изменила сумму взыскания с «РЖД» с 44 200 рублей на 43 300 рублей.

Разъяснив в апелляционном определении следующее:

«Согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, изложенной в постановлении от 28 июня 2018 года № 26-П, правовое регулирование оплаты труда в выходные и нерабочие праздничные дни, предусмотренное ч.ч. 1 -3 ст. 153 Трудового кодекса РФ, призвано не только обеспечить работнику оплату за работу в выходной или нерабочий праздничный день в повышенном размере и компенсировать тем самым отрицательные последствия отклонения условий его работы от нормальных, но и гарантировать эффективное осуществление им права на справедливую заработную плату, что отвечает целям трудового законодательства и согласуется с основными направлениями государственной политики в области охраны труда, одним из которых является приоритет сохранения жизни и здоровья работников (ст.ст. 1 и 2, ч. 1 ст. 210 Трудового кодекса РФ). При этом из ч. 1 ст. 153 данного кодекса, предусматривающей в качестве общего правила оплату за работу в выходной или нерабочий праздничный день не менее чем в двойном размере, во взаимосвязи с положениями абз. 2 ч. 2 ст. 22, а также ст.ст. 132 и 149 кодекса однозначно следует, что работа в выходной или нерабочий праздничный день должна оплачиваться каждому работнику в большем размере, чем аналогичная работа, произведенная им в обычный рабочий день. Повышение размера оплаты труда в таких случаях призвано компенсировать увеличенные в связи с осуществлением работы в предназначенное для отдыха время трудозатраты работника, а потому, будучи гарантией справедливой оплаты труда в условиях, отклоняющихся от нормальных, должно распространяться на всех лиц, работающих по трудовому договору, независимо от установленного для них режима рабочего времени и системы оплаты труда. Вместе с тем предусмотренные в рамках конкретной системы оплаты труда компенсационные и стимулирующие выплаты, которые применяются в целях максимального учета разнообразных факторов, характеризующих содержание, характер и условия труда, прочие объективные и субъективные параметры трудовой деятельности, а также начисляются к окладу (должностному окладу) либо тарифной ставке работника и являются неотъемлемой частью оплаты его труда, должны, по смыслу ч.ч. 1 и 2 ст. 135 Трудового кодекса РФ, учитываться работодателем при определении заработной платы работника и начисляться за все периоды работы, включая и выходные, и нерабочие праздничные дни, — иное означало бы произвольное применение действующей в соответствующей организации системы оплаты труда, а цель установления компенсационных и стимулирующих выплат не достигалась бы.

Исходя из этого, Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что ч. 1 ст. 153 Трудового кодекса РФ, рассматриваемая в системе действующего правового регулирования, сама по себе не предполагает, что работа в выходной или нерабочий праздничный день, выполняемая работниками, система оплаты труда которых наряду с тарифной частью включает компенсационные и стимулирующие выплаты, будет оплачиваться исходя лишь из одной составляющей заработной платы — оклада (должностного оклада), а указанные работники при расчете размера оплаты за выполненную ими работу в выходной или нерабочий праздничный день могут быть произвольно лишены права на получение соответствующих дополнительных выплат, что ведет к недопустимому снижению причитающегося им вознаграждения за труд по сравнению с оплатой за аналогичную работу, выполняемую в обычный рабочий день. Иное понимание данной нормы приводило бы к утрате реального содержания гарантии повышенной оплаты труда в связи с работой в условиях, отклоняющихся от нормальных, и тем самым — к нарушению конституционного права на вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и права работника на справедливую заработную плату.

Представитель ответчика не оспаривал факт того, что в спорный период Могутнов А.Е. привлекался к работе в выходные и праздничные дни, однако, полагал, что за работу 23 февраля 2020 года и 08 марта 2020 года, 05, 06 и 08 января 2021 года произведена оплата в двойном размере, а рабочие дни 06, 13, 20 и 27 ноября 2020 года не являлись для истца выходными днями.

Оснований не согласиться с выводами суда первой инстанции в той части, что оплата труда за работу в выходные и праздничные дни должна производиться в двойном размере, включая компенсационные выплаты, установленные истцу в спорный период, судебная коллегия не находит.

Общая сумма недополученной истцом заработной платы за работу в выходные и праздничные дни за период с февраля 2020 года по январь 2021 года составляет 43 340 руб. 04 коп., указанная сумма подлежит взысканию с ответчика в пользу истца.

Доводы апелляционной жалобы о том, что за работу 23 февраля, 08 марта 2020 года, 05, 06 и 08 января 2021 года заработная плата истцу была выплачена в полном объеме с учетом всех компенсационных и стимулирующих выплат, не могут быть приняты, поскольку оплата указанных дней произведена ответчиком в двойном размере, но без учета установленных истцу компенсационных выплат, которые также подлежат начислению на суммы, начисленные в повышенном размере за работу в выходные и праздничные дни.

Размер компенсации морального вреда определяется судом исходя из конкретных обстоятельств каждого дела с учетом объема и характера, причиненных работнику нравственных или физических страданий, степени вины работодателя, иных заслуживающих внимания обстоятельств, а также требований разумности и справедливости.

Удовлетворяя требования истца о взыскании компенсации морального вреда, суд первой инстанции исходил из того, что при разрешении спора установлены нарушения трудовых прав истца, следовательно, имеются основания для удовлетворения иска в данной части.

Определяя размер компенсации морального вреда, суд учитывал обстоятельства дела, характер нравственных страданий истца, причиненных нарушением его трудовых прав, индивидуальные особенности истца, требования разумности и справедливости, определив к взысканию с ответчика в пользу истца сумму в размере 10 000 руб. Оснований для изменения указанной суммы судебная коллегия не находит.

Ссылка в жалобе на то, что иск удовлетворен частично, а сумма компенсации морального вреда – в полном объеме, что свидетельствует о нарушении принципа разумности и справедливости, несоразмерна допущенному нарушению, не может быть принята во внимание.

Критерием определения размера компенсации морального вреда являются требования разумности и справедливости. При этом понятия разумности и справедливости размера компенсации морального вреда являются оценочными, не имеют четких критериев в законе, и как категория оценочная определяются судом индивидуально, с учетом особенностей конкретного дела, перечисленных в законе условий, влияющих на размер такого возмещения.

По мнению судебной коллегии с учетом обстоятельств дела компенсация морального вреда в размере 10 000 руб. соразмерна нарушенному праву и обеспечивает баланс прав и законных интересов сторон по делу.

Являются несостоятельными доводы жалобы о нарушении судом первой инстанции норм процессуального права со ссылкой на то, что истец трижды не явился в судебное заседание и не просил о рассмотрении дела в его отсутствие, что является основанием для оставления иска без рассмотрения, однако в нарушение указанных требований судом иск был рассмотрен по существу».

И соответственно – судебной коллегий было принято апелляционное определение: решение суда с уточнением суммы взыскания — оставить без изменения, апелляционную жалобу ОАО «РЖД» – без удовлетворения.

После участия в апелляционном суде Евгений Чебученин сообщил нам в МПРНПП, что вступившее в силу решение суда – это ещё одна оказанная профсоюзом помощь руководству «РЖД» в налаживании оптимальных трудовых отношений и бесконфликтной работы.

Александр Захаркин "Профсвобода"

Вернуться к списку новостей